September 5th, 2012

4 марта в Мурманске: мелкие фальсификации с отягчающими

На правах праправнучатого племянника Н.М.Книповича*

Этот текст я начал писать еще весной, а потом все руки не доходили, и актуальность темы вроде как стала сходить на нет. Но тут подоспел полугодовалый юбилей тех выборов, усилиями Пархоменко и других снова активизировались разговоры про фальсификации, и я заставил себя дописать и вывесить. Уж простите за обилие букв и графиков, но тут есть что описать подробно


Когда на основе электоральной статистики пытаешься «диагностировать» фальсификации, то обычно максимум, что удается - это выявить какие-то «странности» и примерно оценить их масштаб. Тем интереснее (слово «приятнее» тут неуместно) раскапывать примеры, когда можно однозначно определить, где именно были фальсификации и сколько голосов приписали. Еще большая удача – если удается выявить признаки того, что преступление было совершено «преступной группой лиц по предварительному сговору». А если еще к тому же фальсификаторы попались грамотные и аккуратные...

Вот как раз такой пример: город Мурманск. Пример нетипичный – здесь в декабре на думских выборах фальсификаций практически не было, а вот в марте аккуратно-незаметно, но результат Путину подкрутили.

Сразу покажу ключевой график, где для каждого из избирательных участков Мурманска (точнее, для каждого «нормального» участка – не менее чем с 1000 избирателей, без учета всяких особых и судовых участков) по одной оси показан процент голосов за Единую Россию, а по другой оси – процент голосов за Путина. Если не обращать внимание на несколько выделяющихся участков, то мы видим четкое разделение УИКов на две группы. Основное «облако» - это участки, где у Единой России в декабре было от 21% до 36%, а в марте голосование за власть достаточно равномерно выросло (в среднем на 25 процентных пунктов) до 46-61% за Путина. Логичная картина: чем выше была в декабре поддержка ЕР, тем больший процент голосов получил Путин. Коэффициент корреляции между результатами ЕР и Путина по 106 участкам аж +0,75.

Вторая же группа участков – это 28 участков, где результат Путина заметно выше, как минимум 63% (а то и ближе к 70%), хотя в декабре эти участки вовсе не выделялись повышенной поддержкой ЕР. Более того, мартовские результаты по этим участкам вообще не связаны с тем, как на этих участках голосовали в декабре - корреляция между голосованиями за ЕР и Путина по этим 28 участкам не прослеживается, точнее прослеживается, но с обратным знаком: -0,22.

Соотношение % голосов за Единую Россию (2011) и Путина (2012) по УИКам г.Мурманск



Подобная картинка – когда результаты по некоторой группе участков резко отличаются и от остальных участков города, и от предыдущих голосований на этих же участках - может объясняться только одним: фальсификацией результатов выборов в марте на части избирательных участков.

Статистика мурманских выборов даже позволяет достаточно точно определить схему фальсификаций (подробности ниже под катом):
- вбросов не было, количество проголосовавших не завышалось (точнее, завышалось только на 1 участке)
- нельзя говорить и о «перебросе» определенного количества голосов в пользу Путина от других кандидатов – если бы были такие «перебросы», то корреляции между результатами декабря и марта ослабли бы, но не исчезли совсем
- можно достаточно уверенно говорить о том, что по 28 фальсифицированным участкам официальные результаты, внесенные в ГАС Выборы, определялись вообще без учета реального распределения голосов на этих участках – а исключительно исходя из спущенных сверху указаний.

Предположительное содержание этих указаний (или того алгоритма, по которому «придумывались» результаты – в случае, если они придумывались уже непосредственно в городской избирательной комиссии) должны были быть примерно такими: «Миронову нарисуйте процентов 5, Жириновскому около 5-6 процентов, ну и Зюганову 16 процентов плюс минус 2 процента. А, да, еще Прохорову… Эхх, пойди пойми, сколько ему надо рисовать. Ну не меньше 4% и не больше 10%. Ну и чтобы у Путина осталось не меньше 65%... ну ладно, 63%».

Мурманские фальсификации уникальны тем, что при всей грубости формата фальсификаций (а заполнение протоколов и/или системы ГАС Выборы нарисованными «от балды» результатами – это самый грубый формат, в котором реальная воля избирателей не «корректируется», а просто полностью игнорируется), масштаб этих фальсификаций был умеренным и скромным – их авторы постарались, чтобы они выглядели достаточно правдоподобными и не бросались сильно в глаза.

Если сопоставить результаты декабрьских выборов по тем участкам, где в марте были фальсификации, и по остальному городу, то масштаб фальсификаций можно оценить достаточно точно. В сумме по 28 участкам Путин получил 23 тысячи голосов, а должен был бы получить (исходя из декабрьских результатов) чуть меньше 19 тысяч голосов. То есть десятки, а то и сотни людей были вовлечены в грубую и сложно-организованную фальсификацию с полной подменой результатов голосования на нескольких десятках участков всего лишь ради того, чтобы «нарисовать» Путину на 4 с небольшим тысячи голосов больше, чем он получил на самом деле.

Еще около 1000 голосов Путину «придумали» на участке 137, где не удовольствовались описанной выше схемой рисования «правильных» результатов, но вдобавок изобразили 100%-ную явку вместе реальных примерно 60%. Итого получается, что за счет фальсификаций результат Путина по Мурманску был завышен на 6%.

Collapse )

* Николай Михайлович Книпович (1862-1939) – биолог, океанограф, исследователь Арктики, один из основоположников промыслового рыболовства в Северном Ледовитом океане (то есть главной отрасли экономики Мурманска). Его именем названа одна из улиц и Полярный институт в Мурманске, а также подводный хребет между Гренландией и Шпицбергеном.